Новости
2 марта 2018, 04:33

Выбросы с НПЗ влияют на заболеваемость онкологией — эколог

Юлия Исаева, Ирина Шадиева, Диана СамохинаФото: youtube.comС февраля 2018 года на сайт круглосуточной диспетчерской службы минэкологии области активно поступают жалобы на запах нефтепродуктов, в том числе, из Кстово. Неподалеку от города расположен единственный в регионе НПЗ. Контрольные ведомства в очередной раз заявили об отсутствии нарушений.

Первые в 2018 году обращения очевидцы направили с 11 по 12 февраля. По их словам, неприятный запах нефтепродуктов ощущался в двух локациях Сормовского района — станции Варя и ул. Коминтерна. В тот же день областное управление Роспотребнадзора заявило об отборе проб воздуха.

13 февраля ведомство сообщило, что не обнаружило превышений предельно допустимых концентраций веществ (ПДК). Однако в тот же день на сайте появились жалобы от жителей домов на улицах Коминтерна, Стража Революции и очевидца, находившегося на Соромовском повороте. На проблему неприятного запаха также просили обратить внимание жители сел Большое Мокрое и Елховка Кстовского района.

Спустя два дня на сайте разместили новые обращения от жителей домов, расположенных по ул. Коминтерна, Чаадаева и центре Сормово. 16 февраля минэкологии зарегистрировало жалобы из Зеленого города и ул. Ванеева. Это заставило нижегородский Роспотребнадзор взять новые пробы атмосферного воздуха в Сормовском районе. Результаты экспертизы стали известны 26 февраля — ведомство вновь не выявило превышений ПДК. Областное управление Росприроднадзора отчиталось по локации с тем же результатом.

Обращения продолжают появляться на сайте круглосуточной экологической диспетчерской службы. Одни из последних снова отправили жители домов по ул. Коминтерна и Ванеева. В своих жалобах жители Нижегородской области описывают запах как «мазутный, сероводородный, нефтяной». По их словам, он проникает в квартиры.

С января по февраль из Кстовского района поступило 22 обращения. На его территории расположены два крупных предприятия — ООО «Русвинил», производящее поливинилхлорид и бензиновое ООО «ЛУКОЙЛ-Нижегороднефтеоргсинтез». Нефтеперерабатывающее производство находится на расстоянии примерно 3 километров от черты города.

«В ноябре—декабре во многих населенных пунктах Кстовского района, окружающих лукойл и русвинил наблюдается сильный химический запах, вплоть до невозможности открыть окна и выйти на улицу из-за горечи во рту и тошнотворных реакций. Источник не найден! Требуем разобраться как можно скорее, т.к. впереди детские каникулы — не хотелось бы чтоб дети потравились на улице!», — сообщают на сайте местные жители [орфография сохранена].

Читайте NewsNN в официальной группеСледите за самыми важными новостями региона в ленте друзейFacebookВконтактеTwitterОдноклассникиООО «ЛУКОЙЛ-Нижегороднефтеоргсинтез»Фото: mapio.net

В пресс-службе «ЛУКОЙЛ-Нижегороднефтеоргсинтез» NewsNN сообщили, что предприятие работает в штатном режиме. «Аварийных ситуаций не происходило, нормы технологического режима соблюдаются, превышений установленных нормативов не зафиксировано, производственный и экологический контроль проводится в полном объеме». Ответ от «Русвинила» на момент публикации материала в редакцию не поступил.

Читайте NewsNN в официальной группеСледите за самыми важными новостями региона в ленте друзейFacebookВконтактеTwitterОдноклассникиООО «Русвинил»Фото: rusvinyl.ru

В деревне Большая Ельня Кстовского района находятся еще два завода — «Кстовский Электротехнический Завод» и «Аглаз-люкс», на которые также регулярно жалуются люди. В том же районе на расстоянии 18 километров от вредных производств находится областной санаторий «Большая Ельня». Он специализируется на реабилитации больных бронхитом, астмой и других лор-заболеваний. Запах ощущается и там, сообщают жители.

В Сормовском районе рядом с жилыми массивами находятся предприятия «Алмаз Антей», «Красное Сормово» и «Нижегородский масложировой комбинат» (НМЖК). Там жители отмечают не только нефтяной, но и химический запах, в частности, жженного пластика.

Читайте NewsNN в официальной группеСледите за самыми важными новостями региона в ленте друзейFacebookВконтактеTwitterОдноклассникиЗавод «Красное Сормово»Фото: vgoroden.ru

Завод «Красное Сормово» открылся в 1849 году. Изначально он располагался вдали от жилья. Однако за более чем 150 лет границы Нижнего Новгорода расширились, а производства так и не были перенесены на безопасное расстояние. Природу запаха нефтепродуктов жители Сормовского района связывают с этим предприятием и заводом «Алмаз Антей». Ответы от пресс-служб «Красного Сормова» и «Алмаз Антея» на момент публикации материала не поступили.

По словам Алексея Смолина , его семья проживает в Сормовском районе «уже много поколений». «Запах всегда был. А что вы хотите — промышленный город. Признаюсь, мы отправляли заявки о запахе. Ведь сейчас много современных очистительных сооружений, уже установили бы что-то... Почему отправляли сейчас? Потому что есть надежда, что власть что-то предпримет перед Чемпионатом мира. Ведь такие средства туда вливаются», — сообщил он NewsNN. Слова Смолина подтвердил еще один житель района — Андрей Симонов. «Куда идти жаловаться, да уже не знаю… И в минэкологии подписи собирали и в администрацию ходили, а воз и ныне там», — сказал он.

Руководитель энергетической программы Greenpeace Россия Владимир Чупров сообщил NewsNN, что некоторые вещества, выбрасываемые при нефтепереработке, являются канцерогенами. «Если находиться долго в зоне влияния выбросов с НПЗ и транспорта, это может спровоцировать онкозаболевания», — сказал он. Однако все зависит от концентрации и состояния организма человека, считает Чупров. «Есть некоторые группы населения, это — дети, беременные женщины, для которых пороги доз и эффектов гораздо ниже, чем для, допустим, здоровых людей, которые работают на этих НПЗ. Это — здоровые мужики сорока лет, для которых [выбросы] не так ощутимы», — сказал он.

Доказать рост числа онкозаболеваний в проблемных районах можно с помощью статистики за последние 20 лет и за весь период работы предприятий. Резкие скачки в статистическом анализе могут возникнуть из-за установки томографов в клиниках, где действуют заводы или введения программы диспансеризации населения, отметил Чупров.

Концентрацию дозы, которая допускает проживание вокруг НПЗ определяет нормирование. Сейчас норму в виде ПДВ (предельно допустимых выбросов) и ПДК определяет государство. Выбросы измеряются в тоннах, составляются специальные ресурсные карты. Они определяют расстояние, на котором не будет превышаться ПДК. «Как правило, ПДВ и ПДК соблюдаются. Условно говоря, если построили НПЗ, вокруг него сделали санитарно-защитную зону, допустим, километр. Считается, что в течение этого километра после трубы вещество рассеивается в достаточном объеме, скорости, что на границе этой санитарно-защитной зоны будет все гораздо ниже ПДК», — сказал Чупров. Однако у экологов возникают вопросы к корректности нормирования.

Если нефтеперерабатывающий завод находится неподалеку от жилой зоны, то рядом с ним обязательно пролегает автомобильная дорога. Поэтому при измерении необходимо включать выбросы от нее. «Обычно это не учитывается. По-крайней мере, не учитывается транспорт. Когда начинаешь лезть в детали, учитывается ли транспорт, учитывается, климат меняются ли климат и роза ветров. Учитывается ли то, что рядом с НПЗ построили еще что-то, учитывается рост автомобилизации. С учетом всего этого тенденция такова, что мы входим в зону риска. Люди, которые жили, вроде как, нормально, начинают влезать в зону риска, поскольку все это может влиять на здоровье», — сказал Чупров.

Сейчас на федеральном уровне предлагается закрепить сводные расчеты — сбор ПДВ всех стационарных источников (заводов, котельных, транспортных узлов), чтобы наметить опасные зоны, где не стоит возводить новые предприятия или дороги. «Такие сводные расчеты в добровольном порядке вводятся там, где сильно назрела проблема — Красноярск, Челябинск. […]», — отметил Чупров. От сообщил, что в ходе заседания гордумы представители Greenpeace предложили составить схему наиболее напряженных зон, которые необходимо освободить от строительства новых заводов и других источников выбросов. Чупров отметил, что глава региона может заказать расчет у институтов, которые составляют карты с «зонами риска», где не стоит жить группам населения со слабым здоровьем.

По словам эколога Асхата Каюмова , «надышаться до смерти» не получится. Но если вещество попадает к человеку через дыхательные пути или желудочно-кишечный тракт, то наступает отравление организма, сообщил он NewsNN. «Тут вы быстрее почувствуете, что вам становится нехорошо и уйдете из этой зоны. Но то, что организм отравится и его надо будет реабилитировать — бесспорно. Реабилитация — это несколько недель в санатории с чистым воздухом и хорошим питанием», — сказал Каюмов.

По словам эколога, все зависит от концентрации, но, когда органические соединения воспринимаются носом — то она уже высокая. «Чем опасно для среды? Если это в воздухе, то будет угнетающее действие на растения. Это будет препятствовать их нормальному фотосинтезу и развитию. Если это на почве, то это гибель беспозвоночных и микроорганизмов. Нефть пленкой опутывает, и они погибают-задыхаются. А вот в воде — самое плохое. Там вещества растекаются тоненькой пеночкой, прекращая сообщения кислорода между воздухом и водой. Одна капля нефти, как известно, занимает площадь, примерно, один квадратный метр. Те, кто под ней живет, они утрачивают возможность дышать. Рыбы-то еще могут уплыть туда, где идет обмен кислородом, а более мелкие они просто погибают», — говорит Каюмов.










Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg